ganja_jungle (ganja_jungle) wrote,
ganja_jungle
ganja_jungle

90 месяцев, глава 10. Третий рассказ попугая

ТРЕТИЙ РАССКАЗ ПОПУГАЯ



"Бетал-баба рассказывал, что Викрам Адитья был чрезвычайно вынослив – можно даже сказать, неутомим. От Шринагара до Харидвара доскакал он за две недели! Вконец измучил и коней, и спутников своих - Бетала и Пракаша, но сам к концу пути выглядел таким бодрым и свежим, как будто с загородной прогулки вернулся. Пракаш, Викраму подражая, тоже бодрился из последних сил; Бетал же всю дорогу жаловался на усталость и требовал отдыха. Однако Викрам всякий раз отвечал: "Потерпи, Бетал! Скоро будем в Харидваре, там отдохнёшь!"

Но не пришлось Беталу отдохнуть в священном городе на Ганге. Какой тут отдых, когда враги у порога! Огромная армия кумаонских горцев спустилась с гор, встала за рекой, принялась деревья рубить да плоты вязать. Не сегодня – завтра переплывут они Гангу и окажутся под стенами Харидвара. А что там за стены? Так, одна видимость, ребёнок перелезет, играючи. И гарнизон совсем невелик: сотни две городских стражников с бамбуковыми палками, вот и все его защитники. А кумаонцев тьма-тьмущая, по сотне на каждого стражника, и все с мечами, да с копьями, да с луками дальнобойными! Ну, куда с такой силищей тягаться?

Харидварские граждане, насмерть перепуганные, к обороне даже не готовились. Собрав пожитки, драпали кто куда, и стражники вместе со всеми.

Глядя на их паническое бегство, Викрам от негодования едва не задохнулся. Разгневался он и на местного раджу, который этот позор допустил, и на кумаонцев, вконец обнаглевших, а пуще всех – на себя самого. Будь он сейчас царём, сидели бы горцы в своих горах и к Ганге даже сунуться не смели бы!

Вне себя от ярости, помчался Викрам к радже. Пракаш с Беталом за спиной едва за ним поспевал. Прискакали во дворец – а там ворота нараспашку, внутри всё вверх дном, и ни раджи, ни его семейства, ни даже слуг и в помине нету. Лишь какие-то бродяги по дворцу шастали – должно быть, искали, чем поживиться – но, едва завидев Викрама, шустро улетучились. И стало во дворце пусто, как никогда прежде.

Осмотрев комнаты, нашёл Викрам в зале малого совета штук двадцать одинаковых стрел. К каждой из них было привязано одно и то же послание:

"Мир вам, жители Харидвара! Я, Габбар из Рамджулы, пришёл за головой вора Врикодары, которого вы зовёте своим раджой. Принесите её мне, не то я заберу её сам, вместе с вашими головами. Сроку даю три дня. Со мною десять тысяч горцев, беспощадных ко всему живому".

Прочитав письмо, Викрам побелел от ярости:

- Этот подонок ведёт в мою страну кумаонцев?! Нет, не жить ему на свете! – Пракаш! Принеси мой лук!

И, перевернув табличку, нацарапал на обороте:

"Смерть тебе, Габбар из Рамджулы! Я, Викрам Адитья из Уджайна, сегодня приду за твоей головой. Не надейся на горцев, они тебя не спасут".

А затем, выйдя на балкон, пустил стрелу на другой берег Ганги – прямо в крышу белого шатра, возвышавшегося над прочими.

Вскоре лагерь за Гангой закипел, как разворошенный муравейник. Кумаонцы живо откликнулись на Викрамово послание: толпою высыпав на берег, осыпали город тучей стрел. Река в том месте весьма широка – но почти все стрелы через неё перелетели; а две или три даже ткнулись в стену рядом с балконом, на котором всё ещё стоял Викрам. Хорошо стреляли горцы, и стрел не жалели!

Но тут – к немалому удивлению Викрама – врагам ответили с городской стены. Залп был жиденький, большинство стрел не долетело и до середины реки – однако, увидев их, Викрам впервые за весь день улыбнулся. И сказал Беталу с Пракашем:

- Джай Махадев! Всё-таки у этого города есть защитники!

Покинув дворец, все трое поспешили на стену. Там стояло десятка два подростков, вооружённых кое-как, но полных решимости победить или умереть. Возглавлял их дяденька средних лет, невысокий и неприметный, в простых белых одеждах. Викрам узнал его мгновенно. Это был Курма – царский шпион, много лет назад присланный в Харидвар присматривать за местным раджой.

Поклонившись, Курма доложил Викраму, что раджа Врикодара, живой и невредимый, спрятан в надёжном месте за городом. В противном случае, горожане сразу бы ему голову снесли и Габбару её вручили. Раджу они не любят и не почитают, а теперь и бояться перестали. Начальник городской стражи давно уже за рекой: он Габбару двоюродным братом приходится. Полсотни стражников вместе с ним переметнулись, остальные разбежались. Что же касается юношей, которые сейчас на стене, то это сыновья благородных семей, мечтающие о подвигах и славе. Курма взял над ними командование, чтобы удержать от опасных глупостей, неизбежных в столь юном возрасте.

Выслушав этот отчёт, Викрам спросил сурово:

- Как же так вышло, что святой город без защиты остался?

Курма ответил:

- Святость всегда служила Харидвару защитой. Не бывало в Индии безумцев, которые дерзнули бы покуситься на зимнюю обитель господа Шивы. Потому-то и не было у нас нужды ни в солдатах, ни в укреплениях. Да и сейчас, я полагаю, нет нужды.

- Как так?

- Чует моё сердце, что враги не перейдут Гангу. Две кумаонские армии уже на дне лежат, эта третьей будет. Не допустит Шри Махадев в свой дом безбожников. Вот и тебя, государь, он нам на подмогу прислал – а ты один целой армии стоишь!

Видя спокойствие своего шпиона, Викрам и сам успокоился. Уже без гнева спросил:

- А кто таков этот Габбар? Откуда он взялся и зачем ему нужна голова раджи?

- Ты с ним знаком, государь. "Бык среди игроков", разоривший родного брата – неужели не помнишь?

Викрам наморщил лоб:

- Что-то такое припоминаю… но очень смутно. Расскажи-ка подробнее.

И Курма поведал царю такую историю:


РАССКАЗ КУРМЫ

"Знай же, о государь, что Габбар, который ныне угрожает Харидвару – благородный человек, родившийся в здешних местах. Смолоду обучаясь искусству игры, он овладел йогой Шакуни, и с тех пор кости у него всегда выпадают, как он хочет – даже если мечет их не его рука. Потому-то и называют его "быком среди игроков".

Его старший брат, Парамвир, тоже был заядлым игроком. Однажды сыграв с Габбаром, он проиграл всё, кроме себя самого. Парамвирово поместье, Рамджула, отошло к Габбару в собственность – с тех самых пор тот и зовёт себя "Габбаром из Рамджулы".

Оставшись без земли и имущества, Парамвир отправился в столицу и пожаловался тебе, государь. Ты соизволил вмешаться: указал Габбару, что с братьями так не поступают, велел извиниться перед Парамвиром и вернуть выигранное. Габбар не извинился и, более того, не пустил Парамвира в Рамджулу. За неповиновение ты приговорил его к изгнанию. Раджа Врикодара исполнил твой приговор, и с тех пор Габбар его люто ненавидит – как и тебя, государь. Слышал я, что Габбар положил зарок отомстить вам обоим. Получив голову раджи, он намерен идти на юг и штурмовать Уджайн".

***

Так шпион Курма закончил свой краткий рассказ. Выслушав его, Викрам сказал:

- Благодарю тебя, Курма – теперь я вспомнил и Габбара, и его старшего брата. А, кстати, как дела у Пармавира? Жив ли он? В добром ли здравии?

- Судьба его печальна, государь. Вскоре после изгнания Габбара он проиграл радже Врикодаре и своё имение, и себя самого. А затем предпочёл умереть.

Викрам нахмурился:

- Давно ли это случилось?

- Лет десять тому назад.

- Бедный, бедный Парамвир… – промолвил Викрам. – Теперь я понимаю, почему народ не любит здешнего раджу! Если он был так безжалостен к благородному человеку, то и представить страшно, как он обращался с простыми людьми! Курма, в ближайшее время составь отчёт о его злоупотреблениях и отправь моему сыну! Надеюсь, Винаяк разберётся, что делать с этим Врикодарой! А я сейчас разберусь с Габбаром!

И, хлопнув в ладоши дважды и трижды, исчез, как будто и не бывало.

Курма ошеломлённо уставился в пустоту. Выглядел он так обескуражено и растерянно, что Бетал, до сих пор не проронивший ни слова, счёл нужным его успокоить:

- Не волнуйся, любезнейший! Викрам не пропал, а просто сделался незримым и неосязаемым. Это временно, скоро он появится снова.

При виде заговорившей обезьяны у шпиона чуть челюсть не отвалилась. Юные защитники Харидвара тоже стояли, как громом поражённые, не зная, что и думать.

Чтобы разрядить обстановку, Бетал рассказал им о себе, о своём путешествии с Викрамом Адитьей и о том, зачем они прибыли в Харидвар. Заодно спросил у Курмы, не видал ли он в городе йогина, который владеет искусством превращений.

- Видел, и не раз, - ответил Курма. – Зовут его Мастер Шэн, рост ниже среднего, сложение плотное, лицо широкое, глаза узкие, кожа тёмная с жёлтоватым оттенком. Последний раз он был в нашем городе недели две назад, показывал свои фокусы, а затем ушёл на север. Тот ли это человек, которого вы ищете?

- Вполне возможно, - сказал Бетал. – Тот, кого мы ищем, может выглядеть как угодно и зваться как угодно. Но одно несомненно: две недели назад он был здесь. Правда, Пракаш?

- Чистая правда, - подтвердил Пракаш. – Он же мне это сам сказал!

Так, беседуя, коротали они время в ожидании Викрама. То и дело поглядывали на другой берег – но там не было заметно никакого движения. Солнце взошло в зенит, и горцы, непривычные к зною, попрятались в тень. Защитники Харидвара тоже перебрались под ближайший навес. Время шло, Викрам всё не возвращался. Бетал уже помаленьку начинал беспокоиться – но гнал дурные мысли от себя и от других, рассказывая занимательные истории обо всём на свете – а их он знал превеликое множество!

Вдруг вражеский лагерь снова пришёл в движение. Кумаонцы повыскакивали из шатров и принялись стрелять в небо – а вскоре на городскую стену, прямо в то место, где исчез Викрам, с неба упала человеческая голова! Рядом с ней приземлился орёл и завертел клювом по сторонам, как будто кого-то выискивая.

- А вот и наш Викрам Адитья! – торжественно объявил Бетал. И птица превратилась в бывшего царя царей индийских. Подняв мёртвую голову за волосы, Викрам гордо воскликнул:

- Злодей наказан, кумаонская армия обезглавлена! Посмотрим, что они будут делать теперь, лишившись вождя!

Присмотревшись к Викрамову трофею, Курма побледнел и прошептал:

- Этого-то я и опасался…

Викрам вопросительно взглянул на него.

- Государь, ты исчез так внезапно… - выдавил из себя Курма. – Я просто не смог… не успел тебя предупредить, что у Габбара есть брат-близнец Дандар… вернее, был. Но теперь уже поздно…

- То есть, ты хочешь сказать, что я убил не Габбара? – спросил Викрам.

- Именно, государь. Взгляни: на лбу у Дандара, над левой бровью, чёрная родинка. А у Габбара такая же родинка над правой бровью. На самом деле, это не родинка, а татуировка. Так братьев пометили ещё в детстве, поскольку даже родная мать не могла их различить.

Викрам смутился, но ненадолго. Оглядев голову, поставил её на зубец крепостной стены, лицом к врагам. И заявил:

- Как бы ни звали этого человека, он заслужил свою смерть! Он вторгся в мою страну с чужеземной армией – и получил по заслугам! А до Габбара я ещё доберусь!

- Габбар сейчас сам до нас доберётся, - промолвил Курма. – Посмотри, государь, он уже сюда плывёт.

И точно: от вражеского лагеря отчалило четыре лодки, набитые вооружёнными людьми. На передней стоял Габбар – в воинственной позе, держась за рукоять меча и пристально всматриваясь в харидварский берег. Разглядев на стене Викрама, он закричал:

- Эй, шакал, убивший моего брата! Спускайся вниз, я тебя в клочья порву!

Курма натянул лук – но Викрам остановил его:

- Не надо. Я сам преподам ему урок.

И крикнул Габбару:

- Эй, идиот! Смотри на меня внимательнее! Это последнее, что ты видишь в своей никчемной жизни!

Затем снял с себя меч, тюрбан, ожерелье и украшения – и, с одним кинжалом в руке, спрыгнул со стены. Разбежавшись, нырнул в реку и скрылся под водой. Кумаонцы тут же принялись буравить воду стрелами – но это им ничуть не помогло. Вскоре одна из лодок накренилась и, раскачавшись, перевернулась; за ней и остальные три. Река наполнилась барахтающимися и вопящими горцами – а надо вам сказать, прекрасные незнакомцы, что большинство из них плавать не умеет вовсе. Ганга возле Харидвара глубока, холодна, течёт очень быстро – и в тот день она стала могилой для большинства пришельцев, попытавшихся её пересечь. Но не для Габбара: он ведь на Ганге вырос.

Бросив перевёрнутую лодку, Габбар резво погрёб к своему берегу. Викрам устремился в погоню. Течение снесло обоих к скалам вдали от кумаонского лагеря. Габбар, как обезьяна, вскарабкался наверх – Викрам же поскользнулся и повис на уступе. Ухватив тяжёлый камень, Габбар встал над ним и промолвил насмешливо:

- Ну, и кто из нас теперь идиот? Я идиот? Нет, Викрам! Я бык среди игроков, и на этот раз я снова выиграл. А ты такой же идиот, как мой старший брат, и даже ещё глупее. Ты осудил быка за то, что он забодал дурака; забыв о справедливости, ты избавил глупца от наказания за его глупость! Но справедливость, Викрам – это вселенский закон, которому подвластны даже цари, даже боги! Глупец, которого ты спас, вскоре покарал себя сам, и притом гораздо суровее, чем покарал его я. Да и ты, как видишь, тоже не остался безнаказанным. Ты заставил меня покинуть родину – и за это сам покинул родину; ты убил моего брата – и за это сам лишишься жизни! Отправляйся же в ад, недоумок!

И поднял камень, намереваясь метнуть его Викраму в голову.

Но не волнуйтесь, прекрасные незнакомцы! Камень этот Викраму не достался, а Габбару на ногу свалился! Невесть откуда налетевший ворон с разгона клюнул злодея в глаз – и атаковал его снова и снова до тех пор, пока, отбиваясь, Габбар не оступился и не полетел вниз. Влезть он успел высоко, поэтому ударился мощно – и, сломав себе шею, умер мгновенно.

Тем временем Викраму всё же удалось взобраться на уступ. Отдышавшись, он услышал топот и голоса кумаонцев, спешивших на помощь своему командиру. Викрам оглянулся, ища, куда бы спрятаться – но не было на голой скале ни трещины, ни щели, ни деревца, ни кустика!

Ох, как пожалел тогда Викрам, что не взял с собой жемчуга Индраджита! Будь на нём сейчас волшебное ожерелье – похлопал бы он в ладоши и стал невидимым. Но, коль скоро такой возможности не было, Викрам решил, как и в прошлый раз, превратиться в птицу. Благо, ворон, погубивший Габбара, никуда не улетел, а сидел на трупе, увлечённо выклёвывая ему второй глаз.

Сосредоточившись на вОроне, Викрам принялся читать Камарупа-мантру. Вскоре он стал таким же вороном и увидел мир глазами вОрона. Свежая мертвечина предстала ему изысканным яством, а двойник, её клевавший – наглым соперником, достойным самого сурового наказания. И, прежде чем Викрам успел это осознать, ворон, в которого он превратился, ринулся вниз с громким криком:

- Эй, воробей! Прочь от моей добычи!

Соперник и не подумал улетать. Растопырив перья, прокаркал в ответ:

- Притормози, ворона! Не то разорву!

Викрамов ворон и не подумал бы притормозить – но Викрам, мысленно пнув его под желудок, заставил отказаться от ужина и лететь в город.

Управлять вороном оказалось сложнее, чем орлом. Стоило лишь слегка ослабить контроль – и он тут же разворачивался назад, к мёртвому Габбару. Только после того как кумаонцы наконец добрались до трупа и унесли его, ворон перестал сопротивляться и позволил довести себя до городской стены.

- А вот и наш Викрам Адитья! – воскликнул Бетал. И Викрам, под ликующие крики друзей, снова принял человеческий облик. Оглядевшись по сторонам, заметил, что прилетел он сюда не один. Ворон, которого он взял за образец для превращения, прибыл следом и уже сидел на голове Дандара!

- Благодарю тебя, мой чернокрылый друг! – то ли в шутку, то ли всерьёз сказал ему Викрам. – Если бы не ты, глумились бы сейчас враги над моими останками! Прими же от меня в дар эту голову!

Что-то прокаркав в ответ на своём языке, ворон принялся расклёвывать мёртвую голову. Викрам тем временем рассказал друзьям, как смелая птица спасла его от неминуемой гибели.

- Чудо чудное! – прокомментировал Бетал – Не иначе как сам Шива эту птицу сюда прислал…

- Джайя Шива! Джайя Шанкара! – дружно воскликнули все, кто был на стене. При этих звуках смелая птица, как бы взорвавшись изнутри, разрослась в стройного парня лет двадцати, который тут же потерял равновесие и сверзился вниз вместе с Дандаровой головой. Викрам и Курма еле успели ухватить его за руки и уберечь от падения.

Выкарабкавшись на стену, юноша отдышался, огляделся и спросил:

- Где я?

- В Харидваре, - коротко ответил Курма.

- В Харидваре? Но как я сюда попал?

- По воздуху прилетел, - встрял Бетал. – Ты же только что был вороном – неужели не помнишь?

При виде Бетала юноша хитро улыбнулся:

- Говорящая обезьяна, да? Вороном был, говоришь? В Харидвар прилетел, говоришь? Значит, я всё ещё сплю и вижу сон… Какой хороший сон! Прямо не хочется просыпаться!

- Не буду тебя переубеждать, - сказал Бетал. – Сон так сон, пусть будет сон. Но помнишь ли ты место, где уснул?

Юноша поморщился:

- Не хочу о нём вспоминать. Лучше бы мне вовсе никогда не проснуться, чем туда вернуться.

- Не хочешь – и не надо, - согласился Бетал. – Но как тебя зовут – хотя бы это ты помнишь? Шива? Или, может быть, Шанкара?

Юноша остолбенел:

- Откуда?… А! всё понятно: ты же мне снишься, и поэтому всё про меня знаешь. Да, родители назвали меня Шанкарой… но это имя не принесло счастья – ни мне, ни им. Учитель нарёк меня Ваджрапани… бедный учитель! Сейчас он в темнице… а я ничем не могу ему помочь…

Слёзы показались у юноши на глазах. Тут в разговор вмешался Курма:

- Ваджрапани, принц Кумаонский, верно? А учитель твой не кто иной, как Арьядев, император Кумаона?

- Не зови его императором, почтеннейший. И меня, прошу, не называй принцем. Люди мы не знатные, эти звания нам не по чину, да и ни к чему.

- Но мне докладывали, что недавно правитель Кумаона объявил себя императором, а тебя – наследным принцем. Это неправда?

- Правда, - вздохнул Ваджрапани. – Некто объявил себя императором, но это был не мой учитель. Гуру Арьядев к тому времени уже был заточен в подвале собственного дворца… а вскоре и я к нему присоединился…

И Ваджрапани рассказал собравшимся такую историю:

Продолжение следует. Аудиоверсия будет
Редактор: А.Володина.
Поблагодрить автора и способствовать написанию дальнейших глав можно (и нужно):
в РФ - рублями на телефон +79035424515
в других странах – любой валютой на PayPal hajduk1964@gmail.com


Предыдущие главы

1. Как Викрам Адитья сыновей озадачил
Первый рассказ Бетала
2. Как Баратхари брата выручал
Рассказ Баратхари
3. Как Бетал на облаках летал
4. Как Капишвара всё по-своему понял
5. Как Бхайравананда не вовремя отвлёкся
6. Как Викрам Адитья домой вернулся
7. Как Кришнадас от царского гнева спасался
Рассказ писаря
Первый рассказ Викрама Адитьи
Второй рассказ Бетала
8. Как веталы за Викрамом летали
Второй рассказ Викрама Адитьи
9. Как Шанидев Викрама усмирял
10. Как Викрам и Кеора до Кодоли добирались.
*Первый рассказ попугая
**Рассказ ведьмы
*Первый рассказ попугая (продолжение)
*Первый рассказ попугая (окончание).
*Второй рассказ попугая.
Tags: 90 месяцев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments