Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Праяг

ВСЕ НА ГАЙДУК-ФЕСТ!

Ребята, приглашаю вас на Гайдук-Фест 27 ноября в Москве!
Сказки, музыка и всё такое. 5 часов подряд тусим в Китайском Лётчике Джао Да.
Хорошая новость для тех, кто не из Москвы - есть билеты на онлайн-трансляцию.
Хорошая новость для тех, кто из Москвы - QR-код на входе не нужен.
Билеты по ссылке: https://zucchi2.timepad.ru/event/1789260/
Чем ближе к дате фестиваля - тем дороже.
Праяг

СОН ПРО СОЛОМЕННУЮ СОБАКУ (новелла из китайской жизни)

*1*

Представьте себе старинную китайскую крепость. Толстые стены, массивные башни, каменные улочки, приземистые домики – но, при этом, в каждом домике электрический свет, вайфай и прочие радости прогресса. Вот только спутниковых тарелок нет – запрещено их вешать, чтобы антураж не портили. Это же туристический объект, историческое наследие эпохи Мин, и здесь всё должно выглядеть как в давние времена. Как будто года с тех пор не прошло.
По обе стороны главной улицы плотным строем магазинчики, магазинчики, магазинчики… Между ювелирным магазином и гончарной лавкой – скромный закуток без двери, с красным занавесом и жёлтыми иероглифами над входом: ЧЖОУ СЮАНЬ, ЗНАМЕНИТЫЙ ТОЛКОВАТЕЛЬ СНОВ. Надпись по-английски не продублирована: кому надо, тот и по-китайски прочтёт. А кому не надо, пусть мимо проходит.
В закутке сидит сам Чжоу Сюань. Средних лет, круглолицый, слегка бородатый, в чёрной шапочке и синем халате. Подняв глаза от старинного свитка, прислушивается к голосам на улице. Там мужчина и женщина спорят по-английски. Женщина предлагает зайти к толкователю. Мужчина её отговаривает: дескать, незачем туда заходить. Настоящий Чжоу Сюань жил почти две тысячи лет назад и давно уже помер. А здесь сидит какой-то шарлатан, бесстыдно эксплуатирующий чужую славу. Она возражает: "И всё равно, мне интересно на него посмотреть. К тому же, сегодня я видела странный сон, и я очень хочу знать, к чему он приснился».
Чжоу Сюань не понимает ни слова. Он даже не в курсе, как этот язык называется и чем отличается от других варварских языков. Но по интонациям чувствует: сейчас у него будут гости.
Занавес распахивается. Входит чудовищная иностранка: ростом под потолок, бледная, как смерть, носатая и широкоротая. Следом за ней – солидный господин с проседью в волосах, похожий на китайца. Оба одеты, как клоуны: в коротких штанах, резиновых шлёпанцах и майках с дурацким рисунком. "Туристы", - догадывается толкователь снов. Сидит он здесь недавно, но таких чудаков, находящих удовольствие в путешествиях, повидал уже немало. Выглядят они по-разному, но одеваются одинаково нелепо.
Иностранка разражается потоком бессмысленных звуков. Чжоу вежливо улыбается, переводит взгляд на её спутника и спрашивает:
- Вы понимаете, о чём она говорит?
Тот отвечает по-китайски:
- Разумеется, понимаю. Она просит, чтобы вы растолковали её сон.
- Вы её переводчик? – интересуется Чжоу.
- Я её муж, - гордо поправляет мужчина. – А вы, как я догадываюсь, Чжоу Сюань, знаменитый толкователь снов?
- Да, таково моё ничтожное имя, - отвечает Чжоу. – Могу ли я узнать ваше драгоценное имя?
- Джон Фу – отвечает мужчина. – То есть, Фу Джон. А жену мою зовут Джин.
- Рад знакомству, господин Фу. Присаживайтесь, побеседуем о ночных странствиях ваших душ. Сообщите госпоже, что я готов её выслушать.
Сон, который привиделся иностранке, растолковать довольно просто. Засохшее дерево расцвело – значит, давняя мечта сбудется. Цветы оказались не живыми, а искусственными – значит, радость от исполнения мечты будет не быстротечной, а долговечной. Цветы были сделаны из шёлка и золота – значит, исполнение мечты принесёт не только радость, но и пользу. О чём мечтает заморская цапля, для толкования не важно. Важно другое: какой породы было дерево?
- Слива, - говорит иностранка. – Кажется, это была слива.
Чжоу Сюань сверяется с календарной таблицей, расчерченной на столе, и торжественно объявляет:
- Радуйтесь, госпожа Фу! Сон ваш предвещает благие перемены и сбудется уже сегодня! Однако его нельзя толковать буквально, поскольку сливы недавно отцвели. Дерево, явившееся вам во сне, указывает на человека по имени Ли, который исполнит вашу мечту. Ищите этот знак повсюду, он станет знаком вашей судьбы.
И, написав на карточке иероглиф, обозначающий и сливу, и фамилию Ли, Чжоу вручает её Джону Фу. Тот передаёт карточку жене, сопровождая каким-то язвительным комментарием. Должно быть, всё ещё сомневается в способностях знаменитого толкователя снов. Чтобы окончательно развеять его недоверие, Чжоу предлагает:
- Не желаете ли и вы, почтеннейший, рассказать мне свой сон?
- Пожалуй, что желаю, - отвечает Джон с недоброй ухмылкой. – Допустим, мне приснилась… соломенная собака. Что вы на это скажете, господин ясновидец?
Чжоу озадачен: с таким сюжетом он никогда не сталкивался, и ни в одном соннике про него не читал. Но виду не подаёт – глядит уверенно, улыбается понимающе и задаёт уточняющий вопрос:
- Как она выглядела?
- Как у вас в музее. Ну, знаете, такая штуковина, которую когда-то ставили на стол на поминках.
Чжоу неторопливо заглядывает в несколько свитков, но ничего в них не ищет, поскольку заранее знает, что ничего не найдёт. Мысленный взор его обращён вовнутрь – и ответ приходит изнутри! Ну, да, конечно же! И как было сразу не догадаться?!
- Снилась ли вам такая собака когда-либо прежде? – спрашивает Чжоу.
- Ни разу, - отвечает Джон.
- Радуйтесь, господин Фу: сон ваш во благо! Не далее как сегодня вечером вас пригласят на пир, где вы будете окружены вниманием и уважением и услышите хвалебную песнь в вашу честь!
Джон скептически хмыкает:
- Прямо сегодня? Вы в этом уверены?
- Ошибка исключена, - заявляет Чжоу. – Оба мои предсказания непременно сбудутся в указанные сроки.
Джон достаёт из бумажника сто юаней.
- В таком случае, вот вам за труды. Однако имейте в виду: если хоть в одном предсказании вы наврали – я вернусь и потребую свои деньги обратно. Идёт?
- Если я ошибся, - отвечает Чжоу, - я не просто верну вам деньги, но и заплачу ещё столько же. Но повторяю: ошибка исключена.

*2*

Джон является к толкователю снов на следующее утро спозаранку. Но не за деньгами, а за чем-то совсем другим, пока что не вполне понятным. Он взволнован и слегка пьян, несмотря на раннее время. От него Чжоу узнаёт, что оба предсказания сбылись. Носатая госпожа Фу нашла свою мечту в "Лавке здоровья матушки Ли". Какое-то редкое лекарство, которое когда-то ей очень помогло, но вскоре пропало из продажи, и она его много лет безуспешно искала по всему миру. Госпожа счастлива, желает предсказателю долгих лет и непременно обратится к нему снова, если ей приснится что-нибудь, заслуживающее внимания.
- Позволите ли узнать, как осуществился ваш сон? – интересуется Чжоу Сюань.
- О, как раз об этом я и хотел с вами поговорить. Я действительно побывал на банкете, и это был банкет в мою честь. Некий "князь Мао", знаете его? Уверен, что знаете. Вот, полюбуйтесь, что они мне прислали!
Джон разворачивает на столе свиток из шёлковой бумаги. Чжоу Сюань читает: "Князь Мао и Общество Хранителей Древности покорнейше просят царевича Фу Чжо почтить своим присутствием скромное торжество, устроенное его верными вассалами в ознаменование прибытия Его Светлости в Страну Знатных Людей". Стиль так себе, и каллиграфия оставляет желать лучшего. В конце послания – строчка из иностранных цифр и загадочная приписка: "Если пожелаете или не пожелаете приехать - бейте молнию-речь".
- Что они имели в виду? – спрашивает Чжоу, указывая на непривычное сочетание иероглифов. Джон не замечает его жеста и понимает вопрос по-своему:
- Мои деньги, вот что они имели в виду! Я их сразу раскусил – но всё равно поехал. Понимаете, жена приняла своё снадобье и рано уснула, заняться было нечем - вот я и позвонил. За мной прислали лимузин, отвезли куда-то в горы, в какой-то старинный дворец, и там угощали и чествовали – как настоящего принца! А потом предложили сделать пожертвование в фонд Хранителей. Ну, я и пожертвовал. От всей души, прямо страшно вспомнить, сколько. Я ведь тогда на минуточку и вправду принцем себя почувствовал. Но, знаете, о деньгах я не жалею! Жалею совсем о другом…
- О чём же? – спрашивает Чжоу.
- На том банкете была одна девушка… невероятная красавица. Она танцевала для меня и пела гимн в мою честь. И она улыбалась мне… знаете, как за деньги не улыбаются. А когда я сделал пожертвование, князь Мао намекнул, что она не прочь побеседовать со мной наедине. И вот тут я свалял дурака! Вспомнил про жену, вежливо отказался и попросил отвезти меня обратно в гостиницу. Вот эту глупость до сих пор простить себе не могу!
- Вы поступили отнюдь не глупо, а благородно, - возражает Чжоу Сюань. – Женатому человеку негоже увлекаться певичками и оставлять супругу в одиночестве. Но зачем вы прибыли с этим ко мне, скромному толкователю снов?
Джон Фу хитро улыбается:
- Конечно же, для того, чтобы вы растолковали мой сон. Мне опять приснилась соломенная собака. Что бы это значило, а?
Чжоу мрачнеет:
- Вы уверены, что вам приснилась именно она?
- Да, уверен!
Чжоу косится на календарь и заявляет:
- В таком случае, вам угрожает перелом костей. В течение трёх ближайших дней опасайтесь движущихся повозок и вертящихся колёс.
- Ну, нет! – возмущается Джон Фу. – В прошлый раз собака означала совсем другое!
- В прошлый раз она приснилась вам впервые – и предвещала то, что с ней делают в начале ритуала. Сегодня вы увидели её во второй раз – и она знаменует то, что с ней делают в конце ритуала. Если вы не помните этот обряд, я освежу вашу память. Собаку бросают на дорогу и переезжают телегой.
Джон Фу морщится:
- Дорогой Чжоу, бросьте эту вашу ритуальщину. Давайте поговорим откровенно. Я же понимаю, что вы работаете и на матушку Ли, и на так называемого "князя Мао", и, наверно, на многих других здешних бизнесменов. Своими прогнозами вы подгоняете им клиентов, верно ведь? Вы проделали этот трюк и с моей женой, и со мной – но я на вас не в обиде. Наоборот, я хочу, чтобы вы проделали его снова. Передайте, пожалуйста, господину Мао, что я жалею об упущенной возможности… и готов пожертвовать его Обществу любые деньги, чтобы встретиться с красавицей наедине. Лучше всего это сделать послезавтра. Моя жена как раз поедет смотреть водопады – ну, а я найду предлог, чтобы остаться в городе…
- Не имею чести быть знакомым с господином Мао, - холодно отвечает Чжоу Сюань. – И о матушке Ли я тоже впервые от вас услышал. Я не зазывала, я толкователь снов – и прошу вас отнестись к моему предсказанию со всей серьёзностью. В ближайшие три дня постарайтесь держаться подальше от дорог, по которым движутся повозки.
Джон Фу грозно хмурится – и вдруг, хлопнув себя по ляжкам, разражается смехом:
- Кажется, я вас понял! Да, в самом деле, ваш грозный прогноз – самый лучший предлог, чтобы не ехать на водопады! Сегодня же расскажу о нём жене!
Бросив на стол банкноту в сто юаней, Джон стремительно вылетает прочь.
- Господин Фу, постойте! – кричит ему вслед Чжоу Сюань. – Вы забыли ваше приглашение!
Но Джон не откликается – должно быть, уже далеко убежал. Вздохнув, Чжоу прячет свиток в нижний ящик стола и выглядывает наружу. Возле его закутка стоит ювелир – и изо всех сил притворяется, будто ничего не слышал, а вышел полюбоваться облаками.
- Не объяснишь ли мне, братец: что значит "бейте молнию-речь"? – спрашивает Чжоу.
- Объяснить вам, пожалуй, будет непросто, - отвечает ювелир. – Проще показать, как это делается. Вот, смотрите!
И достаёт из кармана мобильный телефон.

*3*

Джон Фу возвращается через два месяца, хромая и стуча клюкой. Он всё-таки пренебрёг советом предсказателя. Едва вернувшись из старой крепости, побежал в парикмахерскую - и немедленно попал под машину. Однако ни перелом голени, ни ушиб грудной клетки, ни сотрясение мозга не заставили упрямца одуматься.
- Доктора говорят, я легко отделался! – хвастается он. – Всё срослось, как надо, гипс сняли на неделю раньше, жена отправилась домой, я свободен и готов встретиться с моей красавицей. Но господин Мао, как назло, куда-то запропастился: на связь не выходит, на звонки не отвечает… В общем, не затруднит ли вас напомнить ему обо мне?
- Простите, но ваша просьба не по адресу, - отвечает Чжоу. - Я ведь уже объяснял вам…
- Помню, помню! – перебивает его Джон. – И я вам даже почти поверил. Но, когда я приехал в гостиницу, меня уже ждало приглашение в оперу - сами понимаете, от кого. Причём, на ту самую дату, когда моя жена собралась на экскурсию. А я ведь эту дату никому, кроме вас, не сообщал…
- Вы сообщили её всем моим соседям, - возражает Чжоу. – Дверей у меня нет, а голос у вас довольно громкий.
Джон озирается на красный занавес - и замолкает. Тут Чжоу Сюань принимается выговаривать ему, тщательно произнося каждое слово, чтобы и на улице слышно было:
- Постарайтесь запомнить, господин Фу: я не одобряю разврат и не участвую в сводничестве. Даже если бы я знал князя Мао, я ни за что не передал бы ему вашу просьбу. Я толкователь снов, и говорить со мною можно только о сновидениях. Если вы пришли ко мне не за этим – соизвольте выйти вон!
Джон иронически усмехается:
- Ах да, конечно! Сводничество – не только тяжкий грех, но и уголовное преступление, как я мог об этом забыть?! Ну, что же, поговорим о сновидениях. Сегодня ночью я снова видел во сне соломенную собаку. Растолкуйте мой сон, пожалуйста!
Чжоу Сюань заглядывает в календарь – и внутри у него всё обрывается. "О, Небо! – думает он. – За что ты так безжалостно к этому бедняге?"
- Сон, приснившийся в эту ночь, сбывается до заката, - говорит он упавшим голосом. – Притом, если в нём были добрые знамения – ни одно из них не сбудется; однако все дурные знаки осуществятся в полной мере. Вы в смертельной опасности, господин Фу!
- Да ладно вам! – беспечно бросает ему Джон. – В прошлый раз вы сказали, что ритуал окончен. Собаку уже выкинули на дорогу и переехали телегой. Какие ещё неприятности могут с ней приключиться?
- Огонь, - отвечает Чжоу. – По завершении ритуала собаку сжигают в костре.
Джон хихикает:
- И что же, вы хотите сказать, что сегодня я должен держаться подальше от огня?
- Ваш случай гораздо тяжелее. Огонь притянет вас, как бабочку, и вы по собственной воле в него влетите. Нет на свете силы, которая заставила бы вас сегодня держаться подальше от огня. Но погодите отчаиваться: возможно, я найду способ изменить ваш путь.
Однако Джон Фу даже не думает отчаиваться.
- Любезнейший Чжоу, сдайте ваши сонники в архив! – насмешливо советует он предсказателю. – Они давным-давно устарели, в современных снах всё совсем по-другому. Я заметил, что лично для меня соломенная собака означает только одно: приглашение от князя Мао. Эта примета сбылась уже дважды, сбудется она и сегодня. Я в этом абсолютно уверен!
Не обращая внимания на его болтовню, Чжоу раскатывает на столе свиток из почерневших дощечек с иероглифами. Решение должно быть где-то здесь – и да! Вот оно!
- Вы спасены! – обрадовано объявляет Чжоу. – Чтобы обезвредить дурное знамение, вы должны позаботиться о том, чтобы оно сбылось без вреда. Изготовьте подобие собаки – не обязательно из соломы, подойдёт любой горючий материал – и сожгите его как можно скорее!
Джон пренебрежительно фыркает:
- Что за бред! Неужели вы действительно в это верите?
- Если у вас нет возможности совершить обряд, его может исполнить ваш старший сын или любой другой родственник, - настойчиво продолжает Чжоу. – Важно, чтобы это было сделано в течение ближайшего времени, пока ещё не поздно!
Джон встаёт и, глядя на Чжоу Сюаня сверху вниз, презрительно бросает ему:
- Господин ясновидец, я был о вас лучшего мнения! Мне казалось, что вы изощрённо морочите мне голову – но теперь я вижу, что вы и сами себя не на шутку заморочили. Возьмите ваш гонорар – и прощайте! Рассказывайте ваши сказки кому-нибудь другому, а с меня хватит!
Разворачивается – и, раздвинув красный полог, выходит на улицу. Ювелир, гончар и ещё несколько торговцев, любовавшиеся облаками неподалёку, стремительно разбегаются по своим лавкам.

*4*

На другой день Чжоу Сюань узнаёт от соседей, что вчера в округе случился пожар. Сгорела усадьба "Княжий двор" – исторический парк высоко в горах, где туристы могли отведать прелестей средневековой жизни.
- Передавали, что пострадавших нет, - рассказывает гончар. – Вчера там был выходной, посетителей не было. Были только сторожа, но никто из них не пострадал.
- Много ты знаешь про "Княжий Двор"! – вставляет свой комментарий ювелир. – У них же как раз по выходным специальные аттракционы для особо важных гостей, в закрытом режиме. Наверняка там куча трупов, просто власти скрывают.
Чжоу догадывается, что это была за усадьба, но на всякий случай уточняет:
- Сгорело имение князя Мао?
- Ага, - отвечает ювелир. – И, должно быть, ваш Фу Чжо вместе с нею сгорел, как вы ему и напророчили…
- Вы уверены, что он там был? – спрашивает Чжоу.
- Конечно, был! – усмехается ювелир. – Он же так туда рвался, а старый Мао ему вчера приглашение прислал. Никак он не мог туда не поехать!
Чжоу глядит на него с подозрением:
- А откуда вы знаете, что господин Фу получил приглашение? Уж не вы ли…
- Нет, не я, - решительно возражает ювелир. – Просто свояк у меня там работает… ну, в гостинице, где он остановился. Оттуда и знаю.
- Друг мой, - просит его Чжоу Сюань, - позвоните, пожалуйста, вашему свояку! Спросите, жив ли господин Фу и всё ли с ним в порядке. Я крайне обеспокоен его судьбой!
- Вы беспокоитесь об этом наглеце? – удивляется ювелир. – Об этом тупом, некультурном, похотливом кобеле? По-моему, тут не беспокоиться, а радоваться надо. Собаке – собачья смерть!
- Он не собака, - заявляет Чжоу. – Он человек, такой же, как вы и как я. Но даже если бы он был собакой, он всё равно не заслуживал бы столь ужасной смерти. Прошу вас, позвоните в гостиницу!
Ювелир достаёт мобильник и делает звонок. Свояк сообщает, что господин Фу жив-здоров, вчера весь день просидел в гостинице, а завтра собирается улетать на родину.
Чжоу искренне благодарит ювелира и с лёгким сердцем возвращается к своим старинным свиткам. Вскоре к нему является сам виновник его тревог – с извинениями и благодарностями.
- До меня только сейчас дошло, что все ваши предсказания сбылись! – говорит Джон Фу. – И то, что я попал под машину, не было случайным совпадением, и то, что дворец князя Мао сгорел… А я ведь, знаете, приглашение от него получил, и даже собирался к нему ехать!
- Да, мне об этом уже доложили, - замечает Чжоу. – Но почему вы туда не поехали?
- Мне позвонила жена. У неё случилась неприятность: разогревала ужин в микроволновке, перепутала режим и всё спалила. Не бог весть какая беда, однако она перепугалась насмерть, рыдала в трубку – и мне стало совестно, что я тут буду развлекаться с певичкой, когда она там одна, в кромешном ужасе, и даже ужин себе разогреть не может. В общем, я позвонил князю Мао и дал отбой. Но – самое занятное – знаете, как называлось блюдо, которое она сожгла? "Горячая собака"! {*хот-дог}
Чжоу Сюань не понимает многих слов из рассказа Джона Фу, но общий смысл улавливает. Улыбнувшись, он подводит итог:
- Ваша жена интуитивно совершила тот самый защитный обряд, который я для вас разыскал. Она спасла вас - и не только вас одного, но и всех тех людей, что должны были съехаться в усадьбу ради ваших денег. И князь Мао, и певичка, которая вам приглянулась – все они обязаны жизнью вашей жене. Цените её, господин Фу: она обладает великой проницательностью, хотя, возможно, сама об этом пока не догадывается.
- Полностью с вами согласен, - говорит Джон Фу. – Завтра я улетаю к ней, хотя планировал отдохнуть здесь ещё недельку по-холостяцки. Но, прежде чем с вами проститься, должен вам кое в чём признаться. Я ведь всё это время вас обманывал: никакая соломенная собака мне не снилась! В первый раз я сказал о ней, чтобы вас озадачить, во второй раз – для того, чтобы меня снова пригласили на пир. Ну, а в третий раз – пожалуй, просто по глупости. Почему же, несмотря на это, все ваши предсказания сбылись?
- Потому что нет никакой разницы, приснилась вам собака или не приснилась, - объясняет Чжоу Сюань. – Как бы там ни было, вам пришла фантазия заговорить о соломенной собаке, а не о глиняной кошке. Знайте же, что ваши фантазии, ваши мечты, ваши мысли и ваши сны сотканы из одной и той же материи. Как, впрочем, и весь мир, в котором вы живёте.
- Вы намекаете, что я сейчас сплю и вижу вас во сне? – спрашивает Джон Фу.
- Не совсем так, - отвечает Чжоу Сюань. – Это я сплю и вижу во сне всё, что меня сейчас окружает, включая и вас, господин Фу. Благодарю вас, вы украсили моё сновидение. Оно вышло таким занятным, что даже просыпаться не хочется. Но, похоже, проснуться всё-таки придётся.
Тут Чжоу Сюань просыпается. А Джон Фу - вместе с гончаром, ювелиром, всеми прочими торговцами, их магазинчиками и домиками, каменной улицей и старинной крепостью – отправляется туда, куда уходят наши сны, когда мы пробуждаемся.

*5*

Чжоу Сюань открывает глаза. Он снова в крепости, но крепость теперь другая: побольше, повыше, и не в горах, а на равнине. В небе нет проводов, воздух не пахнет бензином, вода не течёт из крана, а плещется в деревянной бадье. На дворе конец второго столетия от рождества Христова – но про Христа в этих краях услышат ещё не скоро. Здесь сердце китайской цивилизации: именно здесь когда-то правил Жёлтый Император, который посетил во сне идеальную страну Хуасюй и принёс оттуда в реальный мир множество удивительных изобретений и мудрых государственных установлений.
Жена Чжоу Сюаня проснулась раньше мужа и уже приготовила завтрак. На завтрак сегодня дикая фасоль. Она же, скорей всего, будет на обед и на ужин. Кроме фасоли, травы да сухофруктов, никакой еды в крепости нет: вся округа разорена мятежниками. Окрестные сёла сожжены, крестьяне вступили в банды и разбойничают на дорогах. Разбойников ловят и казнят каждый день, но их не становится меньше.
Едва Чжоу садится завтракать, в двери стучит посыльный из дворца. Сообщает, что губернатор сегодня видел тревожный сон и хочет услышать его толкование. Наскоро проглотив пару ложек фасоли, Чжоу одевается и спешит во дворец.
Губернатору приснилось, что он смертельно болен. Лежит на кровати, ни рукой, ни ногой пошевелить не может. Доктор, который его осматривает, произносит странную фразу: "Сановный слуга обеспечит вам лечебное вино и почётный караул. Через месяц он будет здесь, готовьте угощение".
Для знаменитого толкователя в этом сновидении нет ничего загадочного. Улыбнувшись, он объявляет губернатору:
- Радуйтесь, Ваше Превосходительство: сон ваш во благо! Болезнь, сковавшая вас во сне – это мятеж, которым уже много лет болеет наша страна. Упомянутый во сне "слуга" {*по-китайски "цао"} указывает на генерала по имени Цао, "почетный караул" – на его отряды, а "лечебное вино" – на усмирение мятежа. И, наконец, "угощение" следует понимать буквально: большое войско нуждается в пище и фураже. Сон ваш говорит о том, что через месяц армия Цао прибудет к нам и разгромит мятежников. Пора начать приготовления к её приёму.
Зная, что Чжоу Сюань никогда не ошибается в своих прогнозах, губернатор тут же приказывает созвать всех министров на совет. Добрая весть развеяла меланхолию, владевшую им с утра. Губернатор улыбается, награждает предсказателя мешочком риса, который в нынешних условиях гораздо ценнее золота, и – что ещё более ценно! – задаёт ему личный вопрос:
- А вам, почтеннейший Чжоу, что сегодня снилось?
Почтительно поклонившись, Чжоу отвечает:
- Я видел сон о чудесной стране, где никто не бунтует, никто не разбойничает, каждый занят своим делом и еды у всех вдоволь. Люди там умеют летать по воздуху и общаться на больших расстояниях; их повозки ездят без лошадей, а их дома освещают молнии, похищенные с неба. Сперва я думал, что мне снится страна Хуасюй - но постепенно убедился, что это не так.
- Почему же? – интересуется губернатор.
- Говорят, что жители Хуасюй свободны от страстей и дурных наклонностей, мудры, правдивы и милосердны. Но в стране, которая мне приснилась, я не встретил ни одного человека, обладающего такими совершенствами. Окружали меня существа неразумные, недобрые, вороватые, развратные – одним словом, точь-в-точь такие же, каких я каждый день вижу здесь наяву. Я провёл среди них много дней, я толковал их сны, я заглядывал в их сердца – и с каждым днём всё лучше понимал, что нахожусь вовсе не в той блаженной стране, которую посетил наш первый император.
- Но что это была за страна? – спрашивает губернатор.
- Часто нам снится то, чего нет и быть не может, - отвечает Чжоу Сюань. - И я полагаю, что мой сегодняшний сон именно таков. Засыпая, я мечтал о лучшей жизни - мирной, сытой и благополучной. Должно быть, потому она мне и пригрезилась. Но разве можно исправить жизнь, не исправляя сердца людей?
Праяг

Про царя обезьян

Приехал Вася в Варанаси. Зачем приехал? А кто бы знал. Он вобще на Гоа хотел, но у него подруга по духовности угорала. И она такая говорит: Гоа фу! Гоа попса! Поехали в Варанаси, тру хинду плэйс и всё такое. Вася и повёлся - и сто раз потом пожалел.Collapse )
Праяг

90 месяцев: Как Капишвара всё по-своему понял



Слушать

Капишвара, царь лангуров, однажды побил царя людей. Случилось это возле города Уджайна в начале мангового сезона; а царём людей тогда был непобедимый Викрам Адитья, о котором уже в то время легенды слагали. Но Капишвара об этом не знал, и называл его просто "дядя-царь". Дружбы между двумя царями не было, но и вражды не было, а подрались они случайно, при очень небанальных обстоятельствах.Collapse )
Праяг

Девяносто месяцев: Рассказ Баратхари




Слушать

"Много лет назад, когда я ещё был царём, в Уджайн явился бродячий йогин, который умел изменять свой облик, как сам того пожелает. На наших глазах превращался он в животных и птиц, становился то каменным изваянием, то летящим облаком. Все были очарованы его искусством, а Викрам Адитья, в ту пору ещё совсем юный, попросился к йогину в ученики. Тот принял его с двумя условиями: никогда не пропускать уроков и никому не говорить о том, что было на урокахCollapse )
Праяг

Девяносто месяцев: Как Баратхари брата выручал

Ну, вот. Праздники кончились, продолжаем рассказ про древнюю Индию и царя Викрама


Слушать

Баратхари Натх, старший брат Викрама Адитьи, проснулся за час до рассвета и поглядел на свои ладони. Увидел там Лакшми, Сарасвати и Брахму, поклонился им - и они его благословили. Встал он тогда с постели, поприветствовал Деви, почитал утренние мантры и пошёл на реку мыться. В принципе, мог бы и дома сполоснуться - он ведь не в пещере спал, а во дворце; но любил Баратхари святую реку Кшипру и не хотел изменять своим йоговским привычкам.Collapse )
Кошка

Цитата про грибы

"После того, как ты занимаешься исследованиями грибов в течение нескольких лет, ты обращаешь внимание на две вещи. Первое это то, что грибы ближе к животному миру, чем это кажется. Второе, что их поведение иногда выглядит как результат сознательного решения, а не как проявление просто инстинкта. Я подумал, что грибам стоит дать возможность попробовать решить загадки, чтобы лучше понять что происходит".

(Тошиюки Накагаки, профессор из Хоккайдо. По ссылке - удивительные вещи.)
Праяг

Дорога к храму, вид сбоку

92.47 КБ

Это свинья. Живёт она возле храмового комплекса Birla Mandir, прямо за углом. Туристы её обычно не видят, потому что за угол не ходят. Их подвозят прямо к воротам, и прямо от ворот увозят на другие объекты. А перед воротами там стометровка чистоты и порядка, можно ходить без обуви и носки не запачкать. И внутри там тоже всё глянцево и гламурненько – но про эти красоты читайте и смотрите в гугле по запросу Birla Mandir. А я вам расскажу про свинью и её соседей.Collapse )